SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
Этот рапорт
Октябрь 10th, 2013 by admin

Этот рапорт является свидетельством незаинтересованного чиновника и потому поражает своим сравнительным беспристрастием. Никакого движения этот рапорт, конечно, не получил, но он был в высшей степени неприятен и Корфу, и департаменту полиции. Для истории карийской трагедии он является весьма ценным историческим источником и заслуживает быть приведенным полностью:

„До 11 числа текущего ноября месяца о всем происходящем на Каре среди государственных преступников я ничего не знал. В этот день в г. Читу прибыл начальник Иркутского жандармского управления полковник фон-Плотто и, предъявив мне требование генерала Онуприенко о производстве отдельного следственного действия по делу Вольпе, просил меня или ехать с ним на Кару самому или командировать одного из моих товарищей. Вследствие этого, в тот же день, я уведомил полковника фон-Плотто, что мне приходится лично присутствовать при производстве дознания. Вечером полковник вновь заехал ко мне и передал желание г. начальника области немедленно видеть меня. Прибыв с полковником к губернатору, я от последнего впервые услышал, что государственная преступница Сигида нанесла оскорбление действием коменданту государственной каторжной тюрьмы подполковнику Масюкову, что ее за это высекли, — по телеграмме г. Приамурского генерал-губернатора, — что она отравилась и умерла и что в то же время заболели три другие преступницы, разделявшие заключение вместе с Сигида.

Передав изложенное, губернатор присовокупил, что, после посылки телеграммы Карийскому начальству о наказании розгами Сигида, он получил свидетельство о болезни ее и, не успев сделать по этому поводу никаких распоряжений, вслед затем получил телеграмму о том, что наказание над Сигида приведено в исполнение. Продолжая, губернатор выразил ту мысль, что может условия заключения Сигида и заболевших арестанток перед смертью первой из них, а может быть и способ приведения над Сигида в исполнение наказания, были настолько тяжелы и жестоки, что именно они вызвали смерть Сигида и болезнь — Ковалевской, Калюжной и Смирницкой, почему он губернатор, пользуясь моею поездкою с полковником фон-Плотто, просит нас обоих осмотреть труп Сигида, уже подвергшейся вскрытию, посетить трех заболевших арестанток и осмотреть помещение, где они содержатся, о результатах же всего нами найденного его уведомить.


Comments are closed