SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
И. В. Киреевский
Сентябрь 8th, 2013 by admin

И. В. Киреевский, который при основании славянофильства трезво предупреждал своих единомышленников: «Можно ли без сумасшествия думать, что когда-нибудь… истребится в России память всего того, что она получила от Европы в продолжение двухсот лет?» Однако спустя некоторое время в статье «О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России» он уже предлагал образование в России, «созидаемое доныне из смешанных и большей частию чуждых материалов», перестроить «из чистых собственных материалов. Тогда возможна будет в России наука, основанная на самобытных началах, отличных от тех, какие нам предлагает просвещение европейское».

Но было бы односторонностью судить о славянофилах только на основании подобных перегибов. Сами славянофильские деятели нередко признавали их и открещивались от них. «Сделай одолжение, — писал Хомяков в письме приятелю, — отстрани всякую мысль о том, будто возвращение к старине сделалось нашею мечтою». При всей своей идеализации допетровской России, патриархальности и домостроевщины славянофилы не могли отрицать и не отрицали необходимости привнесения в Россию технического прогресса, образованности, демократических реформ. Разжигание националистического самовозвеличения служило как бы идейным «энергообеспечением» национального развития, преодоления отечественной отсталости, которую славянофилы пусть подспудно, пусть нехотя, но все же признавали.

Не случайно в их трудах присутствует уже знакомая нам тема преимуществ отсталости. Как и Чаадаев, славянофилы усматривали одно из таких преимуществ в возможности перенимать готовые достижения развитых народов. Но в отличие от Чаадаева славянофилы добавляли к преимуществам отсталости различные позитивные и жизнеспособные, по их мнению, элементы русского традиционного социально-культурного наследия. Главнейшим из них они считали крестьянскую общину. «Община есть одно уцелевшее гражданское учреждение всей русской истории, — писал А. С. Хомяков. — Отними его, не останется ничего; из его же развития может развиться целый гражданский мир».


Comments are closed