SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
С другой стороны
Январь 12th, 2013 by admin

С другой стороны, И. Караяннопулосом исследование всех категорий солдатских земель велось без учета региональных особенностей, без вычленения этапов их развития. Такой отвлеченный подход тем самым с неизбежностью порождал статическую картину военного землевладения IV— VI вв., являясь одновременно основой для всевозможных концепций континуитета. На наш взгляд, при изучении генезиса фемного строя представляется необходимым учитывать реальные результаты эволюции всех видов ранневизантийского солдатского землевладения, что и предполагает детальное изучение развития каждого из его элементов.

Под данным термином предлагается понимать категорию земель, переданных пограничной армии как государственному институту правительством и не подлежащих отчуждению и присвоению частными лицами. Такая оговорка не случайна, поскольку limitanei могли владеть землями и в частном порядке, а частное землевладение пограничников является темой отдельного исследования. Строгое разграничение обоих типов землевладения необходимо потому, что в историографии нередко смешиваются данные, касающиеся их. Это, в свою очередь, приводит к тому, что зачастую пограничная армия поздней Римской империи и ранней Византии рисуется как однородный организм, не подразделяющийся внутренне на какие либо социальные или военные категории. Именно такой подход породил в свое время тезис о том, что limitanei — аграризующаяся пограничная милиция, которую правительство сознательно перевело на самоснабжение. Думается, что исследование военно-государственного землевладения поможет также выявить те социальные характеристики limitanei, на которые обычно меньше обращалось внимания.

Оставляя пока в стороне проблему генезиса военно-государственного землевладения, можно считать несомненным факт его существования в начале IV в.: нарративные источники свидетельствуют о нем уже при Диоклетиане (Malal. 308; Pan. Lat. IX. 18, 4; Amm. XXIII, 5, 2), несмотря на то что официальный термин зафиксирован только под 363 г. (С. Th. XII. 1, 56). Данные археологии подтверждают сообщение Аммиана об эшелонировании лимеса прежде всего в восточных провинциях 5, где глубина его в некоторых местах достигала 70 км 6. Сложная инфраструктура лимеса с неизбежностью порождала не менее сложные проблемы эффективности насыщения его войсками и их материального обеспечения. Д. ван Берхемом было высказано предположение, что на внешних лимесах размещались алы и когорты, на внутренних — пограничные легионы и кавалерия. При этом, исходя из того, что налоговые скидки у alares et cohorta-les ниже, чем у legiones riparienses (С. Th. VII. 20, 4), был сделан вывод, что солдаты ал и когорт в IV в. считались войсками второго разряда и именно из них организовывались военно-земледельческие общины 7. Тем не менее в нашем распоряжении нет данных о том, что солдаты сами возделывали землю. Очевидно, приходится говорить только о коллективном владении ими землями, приписанными к их кастелам, которые обрабатывались, как, например, на Дунае, зависимым населением 8.

По мнению А. Мочи, на Дунае землями солдат-колонов были praedia легионов и предназначались они в IV—V вв. для дедитициев 9. Помимо приведенного А. Мочи материала надписей, это прослеживается и по терминологии SHA. Воины же пограничных, равно как и походных, сил получали аннону из государственных складов (С. Th. VII. 4, 1—17) и от посессоров (С. Th. XI, 1, 21).


Comments are closed