SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
«спасти»
Октябрь 1st, 2013 by admin

Но то, что «спасти» меньшевистскую концепцию можно было тогда, лишь закрывая глаза на это кричащее противоречие, — свидетельствует о том, насколько не законами формальной логики, а условиями исторической обстановки определяется развитие политической мысли партий, но и о том, насколько уже в 1906-1907 гг. основная концепция меньшевизма была подорвана коротким, но реальным опытом реальной революции.

Этот опыт значительно меньше поколебал основы большевистской концепции. Правда, короткие «дни свободы» успели показать, что расчеты большевиков на «республиканско-демократическое» крестьянство, как на союзника рабочего класса в революционной борьбе за последовательный «политический демократизм», не менее иллюзорны, чем расчеты меньшевиков на революционизирование буржуазии под воздействием пролетариата.

Но, во-первых, доказательность опыта «дней свободы» значительно умалялась как кратковременностью самого опыта, так, еще больше, долго и не у одних большевиков сохранявшеюся уверенностью в близости нового подъема «освободительного» движения и в том, что на этот раз движение будет действительно «всенародным» — именно потому, что в него вольется громада отстававшего до сих пор крестьянства. Но самое главное: вопрос о крестьянстве играл, конечно, центральную роль в политико-социологических построениях большевистской концепции; и все же относительная устойчивость общей концепции большевизма, сделавшая для него впоследствии возможным проделать с практическим успехом столь крутой по видимости поворот 1917 года, основывалась, прежде всего, на том, что он с самого начала так или иначе ориентировался на самое энергичное участие рабочего класса в борьбе за власть и за устранение буржуазии от власти и в этом смысле гораздо реалистичнее, чем меньшевизм, учитывал действительное соотношение социальных и политических сил в русской революции.

Но, если опыт «дней свободы» не оказал прочного влияния на общие политико-социологические концепции большевизма, то еще меньше влияния имел в этом отношении опыт 1-ой Государственной Думы, работавшей уже в условиях спада революционной волны, когда, вопреки всем иллюзиям, сам вопрос о революционной власти и ее социальном составе отодвигался на деле в будущее.


Comments are closed