SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
Сын надворного
Октябрь 11th, 2013 by admin

Сын надворного советника Валентин Ланге, 23 лет, хотя и объясняет, что, принадлежа к тайному обществу, он не имел в виду ниспровержения правительства, а только распространение знаний в народе, но уличается в противном тем, что на его же квартире были собрания, где другие члены, сознавшиеся, не стесняясь выражали сущность своих преступлений, и тем не менее Ланге не отстал от них; кроме того, принятие Ланге вместе с другими к руководству прокламаций «Народной Расправы» доказывает, что истинная цель заговора ему была хорошо известна.

Сын титулярного советника Эдуард Лау, 20 лет, отрицающий всякую прикосновенность свою к тайному обществу уличается, однако, оговором многих других обвиняемых и в особенности Ивакиным, которого он же вовлек в преступление, причем читал ему и «Народную Расправу».

Сын поручика Григорий Свечин, 23 лет, также ни в чем не сознающийся, уличается в принадлежности к заговору, между прочими оговорами, оговором обвиняемого Долгова, который говорит, что Свечину было поручено бланком Комитета испытать Аврамова, не проговорится ли тот насчет принадлежности своей к обществу, и Свечин это исполнил.

Сын коллежского секретаря Петр Ивакин, 26 лет, сознался в принадлежности к заговору.

Сын финляндского землевладельца Алексей Костыркин, 30 лет, также вполне сознался в этом же преступлении.

Мещанка г. Калуги девица Елизавета Беляева, 23 лет, созналась также, объявив, что она состояла членом отделения, где был Успенский, Кузнецов и Прыжов, что ездила по поручению Нечаева в Петербург к Лихутиной, Старицы-ну и Негрескулу, внесла также денежный вклад в кассу общества и собиралась даже ехать в Женеву везти отчет о деятельности общества, для чего и взяла уже себе свидетельство от полиции, но начавшиеся аресты ей помешали.

Частный инженер князь Варлаам Черкезов, 23 лет, также сознался в принадлежности своей к заговору, объяснив при этом, что он вполне сочувствует стремлениям ниспровергнуть существующий порядок, так как правительство стесняет образование юношества, богатые эксплоатируют бедных и нет свободы печати. Черкезов вовлек в тайное общество Александровскую, Бобарыкову, де-Тейльса, вложил значительную сумму (около 200 р.) в кассу общества, был особенно дружен с Нечаевым и помог ему уговорить Александровскую бежать с ним за границу. Наконец, у Черкезова же найден был обрывок телеграммы из Кенигсберга от 21 декабря от Нечаева о благополучном переезде границы и, кроме того, список крестьян и других лиц в Тульской губернии, готовых будто бы воспринять преступные идеи.


Comments are closed