SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
Татищев
Январь 8th, 2013 by admin

Татищева, и мог бы прямым обращением в Париж к Сазонову выяснить истину, но я понимал, что Нератов был сильнее Сазонова и я не получил бы денег без посредства дипломатической канцелярии в Таганроге, равно как и дипломатических паспортов. Приходилось склониться к поездке в Таганрог. Как я уже писал, место юрисконсульта дожидалось меня в течение девяти месяцев, и когда Нератов получил наконец от меня телеграмму, то ему, кипевшему все это время в дени-кинском котле, захотелось и меня втянуть в это дело, так как, само собой разумеется, ему было невесело отдуваться при Деникине за Сазонова.

Мне, только что выкарабкавшемуся из-под советской власти, трудно было себе представить и этот сазоновско-нера-товский антагонизм, и страстное желание Нератова не выпустить меня из своих рук. Признаюсь, я как-то сразу охладел к белой дипломатической канцелярии — можно сказать, я чуть не заплатил жизнью за попытку пробраться в Крым, чтобы ехать в Париж к Сазонову, пробовал и через Петроград, наконец, смастерил путешествие в Крым при всей трудности большевистских железнодорожных путешествий, и вдруг, когда я телеграфирую Нератову, он, вместо того чтобы помочь мне в большом деле, вызывает меня в Таганрог!
Хорошие бритвенные станки вы не пожалеете.
Приходилось, однако, мириться с таким оборотом дела, и я снова отправился в Симферополь, где уже был назначен деникинский губернатор Татищев, родной брат нашего помощника начальника дипломатической канцелярии, от которого я имел телеграмму. Прошло меньше месяца, как я разговаривал в «красном Симферополе» со всемогущим Ульяновым, братом Ленина, с рекомендательным письмом чекиста, а теперь я отправился в столицу Таврической губернии.

Правда, действительность показала, что между красным и белым Симферополем разница небольшая. Мое путешествие началось с того, что, приехав в город, я не нашел на станции ни одного извозчика, и мне пришлось в 10-м часу ночи идти пешком с вокзала. Несколько удивленный пустынным видом города, я шел спокойно, как вдруг, проходя мимо одного здания, был остановлен часовым, потребовавшим пропуск,— оказывается, после 8 часов вечера запрещалось.


Comments are closed