SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
Утром
Апрель 13th, 2013 by admin

Утром 17 марта консул Антоний собрал сенат в храме Теллус, богини земли. Храм находился близ дома Антония, и тот выбрал место заседания с таким расчетом, чтобы сенаторы оказались как можно дальше от Капитолия, опорного пункта заговорщиков. Толпы ветеранов собрались между Капитолием и храмом Теллус: это зрелище заставило трепетать многих из тех, кто вчера публично решился одобрить действия заговорщиков. «Во время Либералий кто из сенаторов мог не прийти в сенат?.. И даже, когда мы пришли, разве могли мы свободно высказать свое мнение? И разве не следовало прежде всего отогнать ветеранов, пришедших вооруженными, всеми возможными способами, в то время, как у нас не было никакой защиты?» — писал Цицерон Аттику об этом знаменитом заседании сената.

В таких условиях планы тех, кто еще вчера мечтал предать проклятию память тирана и объявить всю его деятельность и преобразования вне закона, оказались построенными на песке. Заговорщики даже не посмели явиться на это заседание, и само их отсутствие было красноречивым фактом. Грозный шум толпы ветеранов делал речь консула особенно убедительной и доводы — неотразимыми. Отсутствовало единство и в среде самих сенаторов. Были такие, кто опасался, что отмена распоряжений Цезаря нанесет ущерб их интересам, и они в дальнейшем будут лишены высоких постов, которые согласно рекомендациям Цезаря они должны были занять.

Поэтому предложение Антония об утверждении распоряжений Цезаря было выслушано с пониманием и сочувствием. «Он воспламенил их в отношении не Цезаря, а их самих»,— пишет в связи с этими событиями Аппиан. Одновременно консул обещал не предпринимать судебного преследования убийц Цезаря. В этой сложной политической игре принял участие и Цицерон, прожженный политикан и мастер беспринципных компромиссов, сумевший в свое время благополучно миновать все Сциллы и Харибды гражданской войны между Цезарем и Помпеем. Теперь он вновь поднялся на гребень политической волны. Цицерон предложил утвердить все распоряжения Цезаря и нашел подходящий лозунг, позволивший всем прийти к согласию. Это было греческое слово «амнистия».


Comments are closed