SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
Я без колебаний ответил
Февраль 25th, 2013 by admin

Я без колебаний ответил, что постановление совета курсов направлено против лентяев, которые нарушают дисциплину, не учатся. Постановление касается только тех, кто не ценит того, что на их обучение и содержание государство тратит деньги и время, из кого не получится достойный командир Рабоче-Кресть-янской Красной Армии. Разгорячившись, я добавил, что, не колеблясь, поднял бы вновь обе руки, если сейчас пришлось бы голосовать за еще более суровое наказание лодырей.

Мои слова вызвали невообразимый шум. Кто-то предложил создать комиссию из трех членов для расследования моей «антидемократической» деятельности и определения возможности моего дальнейшего пребывания в партии. Предложение было принято. Комиссию избрали тотчас же. Ее председателем стал мой сосед по койке, бывший красногвардеец курсант Козодой.
Отличная детская пижама киев вы не пожалеете.
Я попросил слова. Кипя от возмущения, я высказал уверенность, что победить в вооруженной борьбе с внутренней п внешней контрреволюцией Красная Армия сможет лишь в том случае, если установим в ней железную дисциплину. Она должна одинаково распространяться на всех: и на начальников, и на подчиненных. Если же меня за «антидемократические» действия решат исключить из партии, я буду апеллировать в вышестоящий партийный орган.

Мои слова вызвали некоторое оживление, но принятое постановление осталось в силе.

Больше двух недель я находился «под наблюдением». Несколько раз спрашивал у своего соседа, когда же он начнет расследование, но тот только смеялся. И тут газеты сообщили о том, что во всей Красной Армии вводятся денежные штрафы. Обвинения против меня лопнули как мыльный пузырь. А на основании «антидемократического» решения совета за пару недель с курсов отчислили несколько лентяев.

На курсах комиссар имел трех помощников. Один из них был членом нашей партии, другой — Михайлов — левым эсером, третий — беспартийным. Кроме первичной организации Коммунистической партии на курсах легально действовала и ячейка левых эсеров. В начале июня Михайлов вышел из нее, и его приняли в ряды нашей партии. В дни эсеровского мятежа и его подавления собралось общее собрание партячейки. Михайлов вбежал на собрание, швырнул партбилет на стол и, крикнув: «Выхожу из партии!», быстро удалился.

Через пару недель проходило закрытое собрание нашей парторганизации. Пришел и Михайлов, но когда его попросили уйти, он предъявил свой партийный билет, который, как оказалось, самовольно вернул ему Рейсман. Рейсмана привлекли к ответственности и освободили от обязанностей секретаря партячейки. Вскоре он совсем ушел с курсов.


Comments are closed