SIDEBAR
»
S
I
D
E
B
A
R
«
Юрия Долгорукого
Октябрь 27th, 2013 by admin

Юрия Долгорукого, призывал расправляться с «сыщиками», посланными князем для переписи беглых. Думаю, что под влиянием этой агитации в конце октября произошли волнения в Алексеевской, Федосеевской и Усть-Бузулукской станицах, сопровождавшиеся истреблением офицеров и старшин…

После убийства Юрия Долгорукого старшина Ефрем Петров ускакал на неоседланной лошади в степь, отсиделся сутки в буераке, опасаясь выйти к людям. На следующую ночь повстречал на дороге своего товарища по экспедиции Никиту Алексеева, и тот предложил ему идти в Староайдарский городок, где, как он выяснил, находилась небольшая команда «сыщиков» под началом братьев Афанасия и Якова Арсеньевых.

Пришли, собрали казаков Старого Айдара, Закотного, Краснянска и Осиновой Луки. Те выбрали Ефрема атаманом, а Никиту — полковником; с целованием креста поклялись «друг друга не выдавать и великому государю не изменять». Уже 11 октября они двинулись в поход против «тех воров». Встретились в степи, но в бой вступить не решились из-за явного численного превосходства повстанцев: сто девяносто против четырехсот, а то и тысячи человек. Поэтому сначала отступили в лес, а под покровом темноты вернулись в станицу.

Воинственный пыл у старшины Петрова, полковника Алексеева и армейских офицеров Арсеньевых пропал. Оставив своих казаков и солдат в Старом Айдаре, все они «тайно в ночи побежали в Черкасск».

Вскоре к Старому Айдару подошли повстанцы и потребовали выдать им Афанасия и Якова Арсеньевых, но те уже приближались к Черкасску. Однако станичный «атаман и казаки к нему, Булавину, не склонились и в городок к себе не пустили»40. На штурм же засевших в осаде Кондратий Афанасьевич не решился, очевидно из опасения пролить кровь казачью. Простояв двое суток, он поднял свои войска и двинулся вверх по реке на Закотный.

Таким образом, первая попытка организовать отпор восставшим не удалась. Но и Булавин не добился тогда успеха. Думаю, не случайно: заговор-то был против «бояр и немцев», интересы которых на Дону представляли московские сыщики беглых.


Comments are closed